Сон о войне в Ливии

Утром 10 Сентября, после непродолжительного бодрствования с 6 до 7 часов, внезапно захотелось спать. Спал аж до обеда, и приснилась длинная череда настоящих полнометражных фильмов, один из которых все-таки удалось запомнить.

Наро-Фоминск (далее — «Нара»; город в Московской области, где я живу) странным образом оказался в зоне боевых действий в Ливии, русским анклавом там. Но почему-то погода и природа типичны для российской осени.

Вечер. Красивый закат. Напеваю песню ДДТ «прощальным костром догорает эпоха и мы наблюдаем за тенью и светом«. С папой идём смотреть обстановку. Идём вдоль правой стороны длинной 5-этажки, в которой магазин «Кулинария». В доме многочисленные пожары, огонь рвется из пустых чёрных глазниц выбитых окон. Но так странно, без звука и без запаха, никакого жара не чувствуется, как будто нарисовано. За торцом «кулинарного» дома, в месте где грязь, стоит странная машина с грязно-зеленым вагончиком сзади, как у ремонтников электросети, колеса специальные, с подкачкой воздуха, чтобы можно было даже на пробитых ехать, над «вагончиком» на держателе две горелки друг над другом, из нижней небольшое белое прозрачное пламя с тёмным дымком. Это огнемет, направленный прямо на соседний жилой дом. Сейчас горит только запальная горелка, но это значит, он на боевом взводе, нажми кнопку в кабине, и вторая горелка извергнет струю адского пламени. Людей в кабине нет.

Горит конец длинного 5-этажного дома, который параллельно дому с «кулинарией» стоит, в нём ещё парикмахерская была с торца. Окна в горящей части почему-то не квадратные, а прямоугольные вытянутые вверх. Его подожгли явно этой огнеметной машиной. Пламя рвется из окон 2,3,4, 5 этажей. На 4-м кто-то мечется. Горит детский сад рядом с этим домом, но там никого в столь поздний час. На фоне зарева заката выглядит особенно зловеще. Приехали пожарные, стоило только тонкой струе соприкоснуться с пламенем, оно сразу гаснет. А пожары в «кулинарном» доме не стали тушить.

С запада доносится какой-то мощный гул. По звуку в город идёт колонна бронетехники. Тревожное ожидание, кто это. Войска Каддафи? Силы повстанцев? Российские военные? Что будет с нами?

Ночь. На кухне включили свет, подошли к незашторенному окну и размышляем с мамой, когда больше вероятность, что из огнемета в окно выстрелят — когда есть свет, или когда нет? Пришли к выводу, что палят почему-то в те окна, где света нет. Решили оставить свет и не зашторивать. Спать лучше в коридоре, чтобы сразу не сгореть заживо.

День. Пасмурно и сыро. Непонятные люди пришли по дороге примыкающей к оврагу. Сердце сжалось от тревоги, что сейчас будет. Но они расстелили росскийский флаг под окнами соседнего девятиэтажного дома, видимого из нашей кухни. Из нескольких окон раздались крики «мы здесь». Непонятные люди не стали стрелять, то есть это не бандиты, а действительно наши. Мы также прокричали с балкона, нас отметили и занесли в списки на эвакуацию.

Под балконом в кустах ходит по-большому большая коричневая собака, а я понимаю, что на самом деле это кошка.

Ждём эвакуации силами МЧС с последующим перелетом в Россию на военно-транспортном самолете. В сильном волнении, разрешат ли они с кошками и собаками ехать. Размышляю, как же вывезти наше зверьё. Прокручиваю в голове вариант, что буду грозиться отказом уезжать отсюда, если не дадут забрать кошек. Места в самолёте достаточно будет, потому что большую часть наших граждан уже давно эвакуировали. Внезапно оказываюсь на аэродроме, прямо на взлетно-посадочной полосе, где готовится к взлету самолет с надписью «МЧС России», а я отказываюсь улетать, мне орёт мужик в военной форме с трапа, чтобы быстрее бежал, а сзади именно по мою душу стремительно мчится эта самая огнеметная машина с явным намерением меня сжечь. Но всё это просто было видение, я опять на своём родном балконе.

Высунулся с балкона, смотрю налево. Там двое экипированных в бронежилеты с зелеными куртками сверху и шлемами с прозрачным забралом вооруженных людей. Но они просто стоят спиной к дому. Может, это наш спецназ? И тут раздаются выстрелы, и они падают замертво. Черт! Из-за угла выбегает группа азиатов в зелено-пятнистых военных куртках и начинают что-то на непонятном языке возбужденно орать мне, махая дулами автоматом в мою сторону. Кричу «Мы русские, Россия, Russia», и они не стреляют, а убегают дальше. Трупы у угла дома самопроизвольно исчезают.

Перелезаю через балкон, прыгаю со второго этажа и бегу искать МЧС-ников, чтобы договориться с ними о вывозе кошек. Странно, что вокзал так недалеко от дома. Я же сколько живу в Наре, 3 км почти на него бегаю. Но видимо при переносе целого города в Ливию произошел сбой.

У платформы стоит длинный поезд. Вагоны новые, с красной надписью РЖД большими буквами (как ПИД читается). Это эвакуационный поезд МЧС. Хожу вдоль него. Людей нигде нет. Темнеет, зажигаются зеленые ртутные светильники, падает мокрый снег на мокрую платформу.

Слышу «Двери закрываются. Следующая остановка Рижский вокзал». Непонятно, откуда Рижский вокзал в Ливии, но поезд уехал… подорвут еще его по дороге. Возможно, что безопаснее оставаться здесь, чем ехать. Пока поезд ехал вдоль платформы, небо посветлело. Последний вагон, товарный, для перевозки скота, в нём вход завален до верху мешками с песком и оттуда торчат дула пулеметов. Мысленное усилие, и я вижу сквозь мешки, в этом вагоне огромное количество спецназовцев едет в грязно-зеленых пятнистых куртках.

Больше поездов не будет. Хотя почему-то прошла битком набитая электричка с открытыми дверями, света в ней нет, только в нескольких вагонах слегка тлеют лампочки. Интересно, что в этот момент опять не то ночь, не то просто сильные сумерки.

Возвращаюсь назад, почему-то небо посветлелело. Иду к длинной оранжевой девятиэтажке с аркой в ней, что напротив вокзала. До арки в длинной 9-этажке промозглая осень, пасмурно, мокрая трава и цветы. И думаю о том, ведь Россия признала повстанческое правительство Ливии, и боевики не будут меня трогать. А силы Каддафи уже далеко отброшены, впрочем, и они не будут меня трогать, у Каддафи вполне нормальное отношение к России было. После арки зима, солнце, мороз и снежная каша под ногами. Какой-то парень больно кидает мне снежком в спину, не обращаю внимания, лишь с тоской размышляю, что в снежки никогда не мог играть нормально. Потому что это своего рода драка, в которой я теряюсь. Усталость, идти по снежной каше тяжело. Мысленное усилие, подо мной появляются санки. Ещё одно усилие, они сами начинают ехать. Управляю тоже силой мысли. Быстро еду. Многоэтажки, а где мой дом? Магазины, большие магазины в этом дворе. Но ничего, найду. Главное, жизнь продолжается!

Примечание: как видим, под конец, как кажется, имелся некоторый элемент управляемости сюжетом сновидения, хотя и без осознания, что я сплю.

Автор: admin

Кандидат химических наук, работающий системным администратором :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*